Почему Шарля Азнавура так любили в России

В своем доме на юге Франции 1 сентября в возрасте 94 лет скончался Шарль Азнавур. За долгую творческую жизнь он написал более тысячи песен, его записи разошлись по миру общим тиражом более ста миллионов копий. Почему мелодии французского шансонье столь близки российскому слушателю?

Если и существовал в России образ «настоящего французского шансонье», то им, конечно, был Шарль Азнавур — выдающийся певец, композитор, актер. Здесь его особенно привечали, он любил приезжать сюда с концертами. Кстати, и в этом году планировались гастроли, но в конце апреля музыкант их отменил из-за неважного самочувствия. Он высоко ценил русский романсы, и эти мелодии часто звучали в его исполнении.

Армянин по национальности, Шахнур Вахинак Азнавурян родился уже во Франции, куда семья переехала в 1920-е. Между прочим, его родители часто разговаривали между собой на русском языке, когда не хотели, чтобы дети их понимали. Певец начинал с самого нуля, самостоятельно постигая многое. Финансовые возможности семьи были скромными, и, по словам Азнавура, ему «рано пришлось покинуть школьную скамью».

Настоящий вундеркинд, с девяти лет он пел и выступал, в двенадцать дебютировал в кино. Его сценическая биография — целая эпоха. На него обратила внимание еще Эдит Пиаф: он писал для нее, они общались долгие годы. Но настоящий успех пришел в 1950-е, когда в знаменитом зале «Олимпия» Азнавур давал по три концерта в день.


Обладатель красивого голоса, интеллигентных манер, он создавал на сцене особую атмосферу интимности и доверительности. Азнавур собирал огромные залы и одновременно оставался очень камерным, исполняя ту или иную композицию для каждого слушателя.

Загрузка...

Он всегда был элегантным — тот самый французский шик, который во всем мире считается особым и неповторимым, был присущ и ему, певцу с мировым именем и скромному человеку в жизни. Азнавур никогда не терял связь с исторической родиной: в его репертуаре были песни, посвященные геноциду армян. Большую помощь он оказал пострадавшим от землетрясения 1988 года в Спитаке.

Несколько лет назад интернет облетела история московской пенсионерки Лидии Ивановны, которая мечтала сходить на концерт Азнавура, но не знала толком, где находится концертный зал (певец должен был выступать в «Крокус-Сити-холле»). Случайно разговорившемуся с ней журналисту она даже исполнила несколько песен на французском. Эта история дошла до Азнавура, и он лично пригласил ее на концерт, даже записал видеообращение. А после московского выступления встретился с Лидией Ивановной, преподнес букет и подписал диск на память.

В каждой его песне была своя история. Когда-то такие баллады считались слишком сложными для публики. Но это и покоряло зрителей: любой находил в песне что-то созвучное собственным переживаниям.

Он близок не одному поколению россиян. Знаменитые «Богему», «Изабель» или «Жизнь в любви», вольный перевод которой сделала писательница Наталья Кончаловская, слушали снова и снова, напевали для себя. И сегодня эти мелодии на слуху у многих.

Песни Азнавура любила публика самых разных возрастов. Возможно, секрет был прост. В одном из интервью он признался, что пел для всех, не обращая внимания на возраст слушателей.

В каком-то смысле Азнавур был человеком прошлого — далеким от громких скандалов и интриг. Но именно это и делало его искусство искренним и настоящим. Он говорил, что песня не обязана быть популярной — она должна быть хорошей. Сам ценил это в музыке, это же ценили в нем поклонники.