Женское счастье и женская дурь

Женский и мужской характеры складывались долгими тысячелетиями развития человечества. Женщине, природой привязанной к заботам о детях, объяснимо присуще домоседство, некоторые черты стяжательства, эгоцентризма, властности. Женщины без этих качеств просто не дожили до наших дней. Мужчине объяснимо присуща привязанность к бригаде добытчиков, защитников, строителей. Отсюда и мужской характер. Такой разобщающий расклад ролей издавна заложил в нашу жизнь явление взаимонепонимания полов.

Роль женщины и характер её деятельности почти не изменились. Мужчина же лишь сравнительно недавно стал жить в семье, что современная женщина отождествляет с понятием семейного счастья. Причём, девушкой стремилась она именно к боевому, настоящему мужчине (кстати, о женской предсвадебной слепоте к пьянству, блуду, жестокости, слюнтяйству… можно говорить бесконечно). А заполучив, норовит переквалифицировать его в помощника по хозяйству, не снимая, естественно, и роли добытчика. Нормальный мужик тянет всё. Он любит свою жену. Вот оно, женское счастье.

И тут, внимание!, во всей красе проявляется женская дурь, женщинами, да и мужчинами явно не осознаваемая. И разрушающая всё. Это то, о чём говорят примерно так: «Женщина не помнит ничего из того, что для неё сделано. Зато навсегда запомнит, если хоть что-то не сделано.»

Для мужчины занятия по хозяйству под руководством жены — это несвойственная для него функция, выполняемая исключительно из нежных чувств к семье. Но постоянно обожаемая женщина теряет чувство реальности. Она властительница, она тянет из мужа всё, что можно, на всё, что угодно. Не видя в этой ситуации самостоятельности, благодарности и просвета, нормальный мужик со временем пытается бунтовать.

Загрузка...

На начальной стадии такой бунт воспринимается хозяйкой равнодушно. Женщина почему-то считает мужчину рабом собственной сексуальности, ведь свою любовь он чаще всего проявляет именно такой нежностью. «Приползёт, никуда не денется». Увы, как бы не так… При дальнейшем конфликтном развитии этот бунт в любой форме обречён на всеобщее осуждение. «Не помогает жене», «Распускает руки», «Уходит из семьи». Мужчина не может никому сказать, что ему по природе противно быть на побегушках. «Не так поймут».

В отсутствие здоровой мужской артели, со славой удовлетворяющей какие-либо запросы всей общины, мужик просто опускается, если только не находит себе индивидуального творческого занятия.

В современном мире женщина оказывается неподготовленной видеть и любить своего мужа столько часов в неделю. Зато очень даже ждёт обожания за каждое своё движение. Кто когда-нибудь слышал, чтобы в мужской компании наперебой хаяли своих жён? Это вряд ли. Только среди явных бездельников. А в женской — мужей? Сколько угодно. Совсем немного утрируя, можно утверждать, что даже самая счастливая, вся обласканная и обеспеченная женщина, внимательно подумав, скажет себе: «Я люблю розы, а он всё дарит эти фиалки. Какая я несчастная!»

Отчего такое? Не оттого ли, что семья стала слишком замкнутой ячейкой общества? Миллионы предыдущих поколений жили чуть-чуть иначе. Это «чуть-чуть» заключалось в том, что артельное братство мужчин и активная взаимопомощь женщин приводила к хорошей дружбе между многими семьями. Дети легко могли выбрать себе истинного кумира для подражания, а не видеть годами только своих родителей, какими бы они ни были, как сейчас. Женщины для самоутверждения перед подругами искали в своих мужьях хорошие качества, а не выпячивали плохие. Мужчине позорно было не выделяться хоть каким-то неподражаемым умением.

Теперь же, когда можно не очень заботиться о своём внутрисемейном лице перед общиной, разве не стоит позаботиться о собственном счастье? Не ломать мужское естество себе на горе, а использовать его к взаимному удовольствию на благо семьи.

Автор: Александр Глазков