Почему запрещали книги в СССР: три великих автора, к которым цензура была безжалостна

Существует ли сегодня нечто запретное и недоступное для нашего чтения? Едва ли. Каждый может скачать или купить любую книгу, которую захочет. И даже на языке оригинала. Между тем еще недавно советская цензура четко делила книги на «какие надо» и «запрещенку». К ряду последней относились подчас очень сильные произведения, оставляющие неизгладимый след в душе читателя. Что же это были за книги? Когда их все же разрешили читать советским гражданам? И что же в них было такого «неправильного»?

«Архипелаг ГУЛАГ» и «Раковый корпус» Александра Солженицына

Творчество Солженицына, яркого «антисоветского» писателя, всегда было под особым контролем властей. Его произведения поднимали острые общественно-политические темы, показывали многие неприглядные стороны советской действительности. Солженицын желал писать правду и писал, хотя и знал, что все его слова будут подвергаться серьезнейшей переработке. Безжалостно критикуя коммунистический режим, автор навлек на два своих самых ярких, пожалуй, произведения клеймо «запрещено». Тот же «Архипелаг ГУЛАГ» долгое время был вне закона, а пронзительный роман «Раковый корпус» и вовсе можно было легально издавать и читать лишь после 1990 года.


Александр Солженицын всегда писал на острые социальные темы

«Доктор Живаго» Бориса Пастернака

Мнение о книге глупо и невозможно пытаться составить из чужих отзывов, какими бы они ни были: положительными или отрицательными. Парадокс в том, что этот уникальный роман Пастернака, за который ему впоследствии дали Нобелевскую премию сочли вредным как раз по такому принципу. Жизнь доктора Юрия Андреевича Живаго, описанная в произведении, вызвала возмущение властей. Писатель размышлял о вопросах жизни и смерти, сложностях в жизни интеллигентов и высказывался на ряд прочих «неудобных» тем. Официально отказ в публикации был аргументирован тем, что Пастернак слишком оптимистично описал интеллигенцию и аристократию и вообще использовал ряд запрещенных литературных приемов. А один из литераторов, Анатолий Сафронов, в пылу осуждения романа и вовсе крикнул: «Не читал, но осуждаю!» Кстати, роман Пастернака читал даже сам Сталин, отметив: «Занятно, но печатать нельзя». Правда, автор «Доктора Живаго» нашел выход — передал рукопись итальянскому издательству. Книга вышла в Милане в 1957 году. Кстати, когда Борису Пастернаку присвоили уже упомянутую нами выше Нобелевскую премию, забрать ее он так и не смог. Рассвирепевший Хрущев запретил писателю принять награду. Лишь в 1989 году, после смерти Пастернака, премию получил его сын. Самого же писателя уже не было в этом мире почти 30 лет.


Борис Пастернак завоевал Нобелевскую премию, но так и не смог получить ее

«Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова

Поистине культовое произведение также не миновало статуса запрещенки. Цензуре категорически не понравился эпизод, в котором Воланд рассуждает о том, как изменились москвичи. Возмущение вызвала и сцена в нехорошей квартире, а еще Маргарита после редакторской правки начала произносить слово «возлюбленный» вместо «любовник». Словом, первые издания романа были изрядно сокращены. А суммарно произведение подвергалось редактуре рекордных восемь раз. Его дописывали, корректировали, придавая некоторым сценам иной смысл. В итоге первоначальную версию, созданную легендарным русским классиком, было принято решение опубликовать лишь в 1973 году.


В неискаженном виде произведение Булгакова «Мастер и Маргарита» при жизни автора не было опубликовано

Придирчиво выбирая себе сегодня книгу для чтения, мы даже представить не можем, как бы нам завидовали люди прошлых веков. Ведь мы можем выбрать любого автора и читать даже самые спорные художественные произведения в открытую. Другой вопрос, что и требования к самому себе должны быть строже. Чтобы не допустить чего-то действительно отравляющего душу и свой внутренний мир, чтобы вынести из книги лишь самое важное и трудно описываемое словами. Потому что цензуры больше как таковой нет, лишь наши собственные принципы и совесть. А какую книгу вы читали последней?