«Там, в сентябре»: песня Леонтьева, которая разрывает душу на части

Во времена молодости моей мамы так же было принято ругать эстрадных певцов, как и сейчас. Но, оглядываясь назад, я понимаю, какие потрясающие тексты и мелодии писались, и какое обнищание культуры досталось нам.

Но больше всего повезло моей бабушке — ей достались интеллигентные исполнители, с вкрадчивым баритоном и стрелками на брюках.

Хотя почему достались то? Все, что написано и спето — это наше наследство, наше национальное достояние. И нам выбирать, что слушать — Утесова или Малинина, Элджея или Лещенко.

Вспомнился мне шлягер Валерия Леонтьева «Там в сентябре».

Он был представлен публике в далеком 1979 году. По популярности его затмевали другие песни в репертуаре артиста: «Я одинокий бродяга любви Казанова» и «А все бегут, а он им светит».

Музыку написал Давид Тухманов, а слова — Леонид Дербенев.

И так случилось, что я с этой песней познакомилась уже в 2000-е годы, по ТВ шла передача «Две звезды», в которой современные артисты перепевали знаменитые шлягеры.

«Там, в сентябре» выпало честь исполнять актеру Евгению Дятлову и певице Диане Арбениной.

Дятлов наполнил эту песню надрывом, невероятной мощью вселенской тоски, характерной для брошенного мужчины. Исполнение Леонтьева было не столь эмоциональным, оно было более сдержанным. Да и сам Леонтьев в 1979 году предпочитал выступать в костюме, а не в рыболовных сетях, что и сказалось на темпераменте песни.

Город очнулся от зимы ледяной,

Вдруг ярким стал, как на открытке цветной.

Вновь на рассвете небосвод голубой

Сердце радует, радует.

Только я помню, как, лицо наклоня,

Ты говоришь мне, что не любишь меня,

И возвращается сентябрь, и опять

Листья падают, падают.

По замыслу, главный герой песни попадает в психологическую ловушку, так называемый «День сурка». Чтобы не происходило, он никак не может отделаться от душевной боли, причиненной ему его возлюбленной.

Загрузка...

Прекрасным осенним деньком она сообщила ему, что любви в ее сердце нет. И его мир треснул, раскололся на «до» и «после».

Я всегда, когда слышу эту песню, задаю себе вопрос — ну неужели он не почувствовал ее охлаждения? Неужели не было никаких намеков или тревожных звоночков? Но жизнь — это не песня. А поэзия — это не жизнь.

А может быть, влюбленный мужчина просто слеп и глуп к происходящему?

Там, там я остался,

Где дрожит в лужах вода,

Где как праздник миг любой,

Где с тобой мы не можем друг без друга.

Навсегда, слышишь, остался я

В сентябре, там в сентябре,

Где еще почти полдня

До того, когда разлюбишь ты меня.

Там, где ты со мной

Стоишь, еще лицо не наклоня,

Там, где дождь стеной,

Где говоришь, что любишь ты меня.

Я должна вам признаться. В глубине души я завидую этой женщине. Тем, что ее вот так, до одержимости любит мужчина.

Я живу в стабильном ровном браке. И по мне уже многие годы никто не «убивается», не льет слез по ночам.

И эта стабильность — великое счастье, выпавшее на мою долю.

Но когда я слышу эти строчки, моя душа разрывается на части. И кажется, что мимо меня проходит что-то светлое, большое и яркое. Что есть у других, но нет у меня.

***

А Вам нравится эта песня?