«Во поле береза стояла»: четыре факта о песне, которых вы, возможно, не знали

Проще русской песенки «Во поле берёза стояла» только «Во саду ли, в огороде». По этой причине все музработники наших детских садов ставят под неё хороводы, и даже на Западе она используется в начальном детском образовании (там она часто называется «Балалайка»).

Но всё же к ней есть вопросы, в которых стоит разобраться:

Детская она или взрослая?

На самом деле песенка эта далеко не детская, мягко говоря. Поэтому её текст (в варианте для детского воспитания) традиционно обрывается на словах «стану в балалаечку играти».

А дальше начинается зона 16+. Поскольку оказывается, что балалайка и три гудочка нужны для того, чтобы разбудить ненавистного старого мужа, которого молодая жена злобно называет «седой бородой» и с редкой изобретательностью предлагает ему:

Вот тебе помои, умойся,

Люли, люли, умойся.

Вот тебе онуча (или рогожа), утрися,

Люли, люли, утрися.

Вот тебе лопата, помолися,

Люли, люли, помолися.

Вот тебе камень, удавися,

Люли, люли, удавися(вариант — утопися).

Так записал эту песню в своё время Римский-Корсаков. В более ранних вариантах дальше в тексте фигурирует её молодой друг, и там уже, конечно, не про помои с лопатой, а про «чистую водицу» и пр.

Женская или мужская?

Казалось бы — какие сомнения в том, что она женская? Но существует цыганский вариант этой песни с характерными приговорками, в котором начальная строфа имеет другое продолжение, как бы от лица охотников:

Тары-бары-растабары, снеги белы выпадали,

серы зайцы выбегали, охотники выезжали,

всех собак своих спускали, красну девку испугали.

Ты девица стой, стой!

Красавица, с нами песню пой, пой!

Чувиль, мой чувильm навиль виль виль виль,

Ещё чудо, перво чудо чудо родина моя!

Вот, например, довольно экзотический вариант исполнения «Берёзки» Марусей Георгиевской (она гражданка США и не цыганка, но пела в цыганской манере):

Загрузка...

Народная или авторская?

Она, конечно, народная, что доказывается вышедшем ещё в 1790 году сборником русских песен Иоганна Прача и Николая Львова, где эта песня фигурирует как «традиционная русская плясовая». Там, кстати, в тексте вместо привычного нам «люли люли» видим «лёй ли лёй ли».

Но в богатые на сенсации перестроечные времена кем-то была запущена информация о том, что песня эта авторская, ушедшая позже в народ, и написал её татарский поэт Н.Играгимов в начале 19 века. Этот миф до сих пор гуляет по интернету.

На самом деле Ибрагимов написал поэтическую вариацию на текст популярной народной песни, взяв за основу общий смысл и первую строчку, и только.

Гудочек или свисточек?

«Вырежу из них я три гудочка» безусловно понимается всеми как изготовление свистульки или какой-нибудь дудочки. На самом деле «гудок» — это вообще не духовой, а старинный струнно-смычковый инструмент, любимый всеми русскими скоморохами.

На вопрос реалистично мыслящих людей, как же можно из «пруточка» вырезать такой инструмент, ответ один: примерно так же, как и балалайку.

Эта ошибка настолько распространена, что всякий раз, когда текст этой песни переводится на другой язык, «гудочки» обязательно превращаются в «свистки», «дудки» и «флейты» и даже «трубы».

В этой известной рок-версии «Берёзки» Александра Пушнова на английском (» Little birch so lonely was standing») тоже поётся почему-то про свисток.