4 года с мужем каждую сосиску пересчитываем. Не поделишь продукты — останешься без еды

Это абсурд какой-то, если вдуматься, но я до последнего думала, что в каждой избушке свои погремушки, все у нас нормально.

В общем, поженились мы 4 года назад, никто никого в брак не тащил. Может, не по великой любви, но по искренней симпатии точно.

Пока что детей не завели… Хотим, но попозже.

А в остальном у нас вообще никаких проблем: примерно одинаковые мы. И работаем на одном предприятии, и доходы практически равны.

Муж мой обожает чего-нибудь пожевать, но я не думала, что у него странные отношения с едой, настоящая страсть. Я и сама порой могу приналечь на какой-то салат или неделю лопать помидоры, пока не наемся.

Но муж!

Я готовлю, он съедает.

Я приношу домой продукты — он сметает все. Повезет, если что-то мне останется, у него в буквальном смысле провалы в памяти — и запеченная курица исчезла без следов и свидетелей. Хорошо, если крылышки оставит. Только вот я ненавижу куриную кожу, даже трогать. И крылышки эти точно не буду есть.

А как меня бесит, когда в доме ни конфетки, ни сушки! Я не фанатка, но в охотку к чаю иногда сладенького хочется:

— Ром, а где печенье, я же две пачки купила?

— Ну кончилось, наверное.

В какой-то момент мне это перестало милым казаться: я тут тоже есть.

И представьте себе, я тоже ем. А еще готовлю эту еду и таскаю тяжелые пакеты. Не для того, чтобы потом оставаться голодной, блин!!! Зачем мне тогда суетиться и деньги тратить?

— Ну и я не для того женился, чтоб в кафе питаться, — резонно возразил муж.

— А я выходя замуж не думала, что буду ложиться спать голодной и на работу уходить голодной.

— Ну прости, — пошел Ромка на уступки, — ты так готовишь вкусно, оторваться не могу. Я и не знал, что ты тоже будешь. Сказала бы сразу!

Он не знал, что я однажды тоже буду есть!

Противно было до слез, и ругаться тоже не хотелось.

Подошел очередной мой день рождения, я готовилась к нему с вечера. Не хотелось в свой праздник упахиваться на кухне, решила начать день со спа, с маникюра, с массажа. А вечером гости придут. Самые-самые близкие, моя подруга, его друг, они свидетелями у нас были.

Наготовила салатиков, курицу замариновала, обложила овощами, чтобы только в духовку сунуть.

И что вы думаете? Вернулась я домой — салатиков по ложке в салатницах осталась. Курицу он сам запек и сам слопал, одна ножка осталась — уже чудо.

— Ну а что мне вас ждать, — оправдывался Рома, — я уже поел.

— Обалденный день рождения, — сказала я, позвонив подруге. — Мы со Светкой сейчас идем отмечать в кафе, а ты уже поел. Что вы тут делать будете — не знаю, но не приглашаю! И с сегодняшнего дня я твои объедки не ем.

— Что значит, объедки?

— А то и значит. То, что после тебя осталось, ты ведь даже в тарелку не кладешь, ешь из салатницы. Отныне продукты ты покупаешь сам. И на меня, и на себя, довольно я свою зарплату тратила, пока ты копил. Еще неизвестно, копил или тайком от меня тоже прожираешь! Приготовить помогу, но все делим пополам. Отдельные полки в холодильнике, отдельные мешочки для печенья. Пропадет хоть одно мое яблоко — у меня к тебе другой разговор будет. Будешь тогда сам себе покупать и готовить, я сама себе. И жить будем каждый на своей территории…

Муж согласился, конечно.

Я же готовлю вкусно. Пока держится, потом не знаю, что будет.