Люди моментально наглеют, едва почуют слабину. Тетка решила перейти на полный пансион под нашей крышей

Дедушка оставил мне в наследство старенький домик, в котором я проводила детство, когда еще бабушка наша была жива. Никакой особой ценности эта покосившаяся постройка не имела, но все же я не отказывалась от клочка земли, приезжала время от времени, вроде память.

Но были дела поважнее, дети росли, карьера строилась. Далеко не на каждые выходные мы с мужем выбирались в те края, но все же присматривали. Собирали яблоки и одичавшую малину, скашивали траву, показывали: дом не брошен. Есть хозяева, счета оплачивают.

Тетушка, вторая дедушкина дочка, получила от него в наследство городскую квартиру, но и в домик наведывалась. Правда, не рвалась что-то по хозяйству делать. Загорала, мясо жарила, если мы топили баню — тоже парилась, но сама усилий не прикладывала. Не ее же дом!

Пришло время, выросли дети. Мы с мужем давно решили: отдадим им нашу квартиру, пусть разменивают. А сами приведем домик в порядок и переберемся туда. Так и вышло. Только дом мы рядом со старым построили, новый, это проще было.

Искали денег, просили занять и у тетушки — но та категорически отказалась.

— Я и ездить туда больше не буду, что там делать?

— Ну, твои слова, за язык не тянули.

Хоть бы раз кто заикнулся, что готов со стройкой помочь. Сами справились, и строителям платили, и кирпичи таскали, но осилили проект. Дети помогали, конечно, невестки мне цветник разбили, сыновья взяли на себя отделку. Прекрасное маленькое поместье получилось — и тетка тут как тут!

— Ну неплохо, неплохо. Буду к вам на все выходные внуков привозить, хорошо потрудились.

Вот так награда! А нам ее внуки в доме нужны?

Я не постеснялась, напомнила тетушке о ее решении. Предложила, раз хочется в деревню, размещайтесь в старом домике, пока не снесли.

В общем, не видели мы тетку больше. Дорогу забыла!