«Уходила женщина от мужа, Чашу боли выпила до дна…» — Пронзительное стихотворение!

Уходила женщина от мужа,

Чашу боли выпила до дна.

Всё сломалось и на сердце стужа…

Он кричал ей:

— Ты мне не нужна!

Дверь закрылась громко и со стуком.

В доме наступила тишина.

Злобно прошептал в след:

— с силой сжав бокал из-под вина.

И стекло на мелкие осколки

Разлетелось вдруг в его руке.

Тикали часы на старой полке,

И текла кровь струйкой на паркет.

Так хотел он крикнуть:

— Стой! Куда ты?!

Мы с тобой прожили столько лет!

Не случилось…»Точка невозврата»…

К прошлому дороги больше нет!

Замотал пораненную руку.

Боль по сердцу била, как набат.

Лишь твердил:

— Зачем ты так…?

А в висках стучало:

— Виноват!

Щурясь, как от солнечного света,

Резко вытер мокрое лицо,

И в окно, распахнутое ветром,

Бросил обручальное кольцо.

Думал — станет легче? Нет не стало!

А душа сжималась от тоски.

— И чего ей только не хватало?

Мы же были тридцать лет близки.

Деньги, шмотки… Разве это мало?

Дом, машина… Ну и все дела!

Надо же, взяла приревновала.

Бросила всё, дура, и ушла.

Нет детей. Ну а зачем нам дети?

С ними б всё пошло наоборот.

Годы лучшие оставила б в декрете,

Если бы не чёртов тот аборт.

Да, уговорил! Что было делать?

Деньги, бизнес — всё б ко всем чертям!

Загрузка...

Ей теперь развода захотелось.

Всё делить придётся пополам.

Надо ж, ей внимания было мало!

И чего меня здесь обвинять?

Ревностью своей меня достала.

Как же мог я тут не загулять?!

Два бокала…На одном помада…

Углядела, Стерва, как назло!

Получила, дура! Так и надо!

Ведь не ей, а мне здесь повезло!

Гордая какая, вот Зараза!

Ничего с собою не взяла.

Даже не заплакала, и сразу,

Молча повернулась и ушла.

Хватит горевать! — сказал —

Ей много чести!

Но в душе всё было сожжено.

Будто с тем кольцом «проклятым» вместе

Счастье свое выкинул в окно.

Словно, как побитая собака,

Он сидел, повязку теребя.

Посмотрел на дверь, и вдруг заплакал:

— Как теперь я буду без тебя!?

На колени на пол опустился,

И глаза наполнились тоской.

Текли слёзы, — он их не стыдился,

Одинокий, жалкий и седой…

…Уходила женщина от мужа.

Чашу боли выпила до дна.

Стал чужой он. Больше он не нужен!

В доме поселилась тишина.

Дверь закрылась громко и со стуком.

Молча уходила прочь она —

Не Зараза, и не Стерва, : ,

А когда-то верная жена!

Он хотел ей крикнуть:

— Стой, куда ты?

Он хотел позвать, но не позвал.

Понял: стал он «точкой невозврата»,

Тем, кто её душу растоптал!

Наташа Прокопенко.

Источник